подколзин год черной собаки

В конце семидесятых годов в зарубежной командировке меня познакомили с весьма оригинальным человеком - корреспондентом солидного иллюстрированного еженедельника. Помню, вначале очень позабавило, когда, представляясь, он, назвав свою фамилию - Трумен, поспешно добавил: "Прошу не путать с бывшим, извините за выражение, американским президентом. Он не имеет ко мне отношения. Сама же наша однофамильность вызывает чувство неловкости".

Журналист этот резко выпадал из принятых у нас в литературе и кино стереотипов людей подобной профессии. Был непьющим, неироничным, флегматичным и аккуратным в одежде. Не носил бороды и усов. Отличала его доходящая до педантизма беспристрастность в изложении тех или иных фактов. Чувство порядочности граничило с болезненной щепетильностью. Работая над тем или иным вопросом, он докапывался до самой сути явления, мастерски вскрывал его природу, но никогда, даже намеком, не указывал пути решения, оставляя его на долю читателей. Откровенно говоря, в некоторых нюансах его характера я так окончательно и не разобрался.

Получилось, что нам, занимаясь приблизительно одинаковыми проблемами, пришлось не только часто встречаться, но помогать друг другу, делиться информацией и впечатлениями. В конечном итоге это привело если и не к дружбе, то к взаимной симпатии и доверию.

Несмотря на замкнутость, его подчас вдруг словно прорывало, и тогда он пускался в длинные разговоры "за жизнь". Вот в один из таких моментов я и услышал о перипетиях его приятеля, частного детектива Фрэнка Грега. Впоследствии эти-то откровения и легли в основу моего романа "Когда засмеется сфинкс".

Минуло несколько лет, и я вновь встретился с моим иностранным коллегой. Он почти не изменился, разве еще больше ушел в себя, слегка обрюзг и поседел. Я полюбопытствовал: читал ли он мое произведение, и намекнул, было бы полезно узнать на этот счет его мнение. В о

Источник

<p>Один из первых в СССР сборников рассказов американского писателя Айзека Азимова, в который включены разноплановые произведения. С предисловием братьев Стругацких.</p> <p>Содержание:</p> <p><strong>* Аркадий и Борис Стругацкие. Фантастика служит человечеству (предисловие)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Путь марсиан (А. Иорданского, Н. Лобачева)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Приход ночи (перевод Д. Жукова)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Место, где много воды (перевод А. Иорданского)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Поющий колокольчик (перевод Н. Явно)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Выход из положения (перевод А. Иорданского)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Робот ЭЛ-76 попадает не туда (перевод А. Иорданского)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Мечты — личное дело каждого (перевод И. Гуровой)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Профессия (перевод С. Васильевой)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Мёртвое прошлое (перевод И. Гуровой)</strong></p> <p><strong>* Айзек Азимов. Выборы (перевод Н. Явно)</strong></p> " class="bookcover shadow hasTitle" height=120px src="/covers/b403969_0.jpeg" border=0 />

<p>В седьмом тысячелетии от Рождества Христова мир, с трудом оправившийся от глобальной ядерной катастрофы, стоит на грани окончательного уничтожения. Аббатства Канды, хранители знаний, последняя надежда человечества, снаряжают в путь лучшего из своих людей — телепата Иеро Дистина на поиски оружия для борьбы с их главным врагом — Нечистым и его воинством мутантов…</p> " class="book

Источник

Серия - «Библиотека советской фантастики» издательства

Известная серия научной фантастики московского издательства «Молодая гвардия». Издавалась с 1967 года тиражом от 65 000 до 100 000 экземпляров. Небольшие по объему и высоте (17 см) книги выходили как в мягкой, так и в твердой обложках.

В 1968 году в рамках серии вышла первая в СССР «книга-перевертыш» — А. и Б. Стругацкие «Стажеры» и «Второе нашествие марсиан». С этой новинкой случился казус: далеко не все читатели поняли смысл «перевертыша» и в типографию возвращали экземпляры с просьбой заменить «бракованную» книгу.

Книги И. Подколзина «Когда засмеется сфинкс» (1983), «Год черной собаки» (1987), В. Фалеева «Третий глаз» (1987) и Л. Захаровой и В. Сиренко «Планета звезды Эпсилон» (1989) вышли в серийном оформлении, но без указания серии.

Книги «Зеленый поезд» (1976), «Неназначенные встречи» (1980) А. и Б. Стругацких и «Черное безмолвие» (второе, доп. издание, 1991) Ю. Глазкова изданы в другом формате.

11 Стругацкий, А. Н. Стажеры ; Второе нашествие марсиан: Записки здравомыслящего: [Повести] / {Аркадий Стругацкий}, {Борис Стругацкий}. — М.: Мол. гвардия, 1968.

14 Жаренов, А. А. Парадокс Великого Пта, или Экскурсия в прошлое, битком набитая загадками, размышлениями и предположениями о том, что было, когда вроде бы ничего не было: [Повесть] / {Анатолий Жаренов}. — М.: Мол. гвардия, 1970.

44 Хачатурьянц, Л. С. Путь к Марсу: Науч. -фантаст. хроника конца XX века: [Повесть] / {Левон Хачатурьянц}, {Евгений Хрунов}. — М.: Мол. гвардия, 1979.

51 Гансовский, С. Ф. Человек, который сделал Балтийское море: Науч. -фантаст. повести и рассказы / {Север Гансовский}. — М.: Мол. гвардия, 1981.

61 Чернолусский, М. Б. Фаэтон: Необычайные приключения пассажиров одного маленького самолета, или Фантаст. роман / {Михаил Чернолусский}. — М.: Мол. гвардия, 1982.

99 Пло

Источник

боялся, что очень затруднит девушку: - Кока-колы со льдом или пепси. Если можно. - Пожалуйста, будьте любезны. - Она протянула ему высокий бокал. - А вам, Миша? От того, что девушка назвала его по имени, физик зарделся, веснушки рассыпались по носу и щекам. - И мне, пожалуйста. Если можно. - Отчего же нельзя? С большим удовольствием. Приятное исключение. Наши клиенты в основном налегают на спиртное. - Прилетим вовремя? - Эдерс отхлебнул глоток терпкого, холодного напитка. - Мисс Шервуд? - Конечно. - Девушка опять доброжелательно улыбнулась. - Самолеты "Альбатроса" никогда не опаздывают. В виде компенсации, если это случится, компания обещает выплатить каждому пассажиру доллар за минуту. - Уже кому-нибудь платили? - Нет. Причин не было, - ответила с гордостью, будто чувствовала свою причастность к скрупулезному выполнению расписания. - На вашей линии всегда так? - Уваров указал на пассажиров. - Такое вавилонское столпотворение? Юта вскинула головку, взметнув светло-каштановое облако волос, сказала, дернув бровями, в салон: - У нас сегодня словно летающий Ноев ковчег. Действительно, кого только не было. Группа монахинь и монахов. Белые сутаны францисканцев перемежались с коричневыми и синими кармелиток и лютеранок. Тесно сбившись, сидели, о чем-то переговариваясь шепотом, китайцы и арабы из Каира. Весело болтали и жестикулировали французы, не обращая внимания на осуждающие взгляды насупленных и толстых испанцев, севших в Мадриде. Сзади, прикрыв лицо газетами, дремали возвращающиеся из деловых поездок несколько пожилых и степенных господ. Худой итальянец, вытянув тонкую жилистую шею, так откровенно уставился горящими, как угольки, глазами на ноги и бедра стюардессы, что дремавшая подле дородная матрона, очевидно жена, зашипела и дернула его за руку. - Начинаем снижение. - Юта указала пальчиком на экран, где кинофильм сменила красная надпись: "Не курить, застегнуть рем

Источник

Подколзин Игорь

В январе 1961 года вышел в свет первый выпуск “Искателя” — приложения к журналу “Вокруг света”, — адресованный всем, кто любит фантастику и приключения, мечту и романтику, кто ценит мужество и отвагу, стремительный полет мысли.

Книга, которую вы сейчас держите в руках, — своеобразный отчет редакции “Искателя” о проделанной работе. Отчет, разумеется, далеко не полный. В этом сборнике лишь двадцать пять печатных листов, то есть чуть больше трех процентов всего того, что было опубликовано в “Искателе” за все годы. Отобрать самое лучшее, самое характерное и уложиться в эти три процента было не так-то просто.

Если вы посмотрите библиографию “Искателя”, помещенную в конце книги, то наверняка встретите немало знакомых вам произведений. Получив путевку в жизнь на страницах приложения, они переходили затем в авторские сборники, попадали в альманахи, выпускались отде…

Внезапно стена цеха покрылась трещинами, просвеченными мгновенным пламенем изнутри, и осела. Она легла грудой кирпичей около отброшенного взрывной волной Мишки, и, очнувшись, он сразу отполз от нее подальше.

чем можно кормить щенка йорка в месяц
Только что взяли собаку и не имеете представления о правилах ее кормления и ухода? вы узнаете, чем кормить щенка 1 месяц, ознакомившись с предоставленной информацией.

Правильное питание собаки — залог быстрого ро

Традиционный молодогвардейский сборник «Приключения-75» открывает повесть В. Рыбина «Пять зорь войны», рассказывающая об успешном отражении фашистов в первые дни войны в устье Дуная. Военной теме посвящены и «Завещание» Петра Великого» В. Прокофьева, «Прорыв» Б. Воробьева, «Полет длиною в три года» И. Подколзина. Новая повесть Н. Коротеева «Крыло тайфуна» рассказывает о борьбе с браконьерами в Сибири. Об охране общественного порядка повествуют произведения В. Караханова «Встреча с «Полосатым» и А. В. Иванова «Поединок». «Трещина» В. Поволяева и «Шквал» Ю. Юши говорят о моральной ответственности каждого советского человека за судьбу другого. Повесть М. Демиденко рассказывает о действиях местной мафии в Индокитае. Раздел рассказов заключает один из

Источник

Читать онлайн "Год черной собаки. Фантастический роман" автора Подколзин Игорь Васильевич - RuLit - Страница 1

В конце семидесятых годов в зарубежной командировке меня познакомили с весьма оригинальным человеком — корреспондентом солидного иллюстрированного еженедельника. Помню, вначале очень позабавило, когда, представляясь, он, назвав свою фамилию — Трумен, поспешно добавил: «Прошу не путать с бывшим, извините за выражение, американским президентом. Он не имеет ко мне отношения. Сама же наша однофамильность вызывает чувство неловкости».

Журналист этот резко выпадал из принятых у нас в литературе и кино стереотипов людей подобной профессии. Был непьющим, неироничным, флегматичным и аккуратным в одежде. Не носил бороды и усов. Отличала его доходящая до педантизма беспристрастность в изложении тех или иных фактов. Чувство порядочности граничило с болезненной щепетильностью. Работая над тем или иным вопросом, он докапывался до самой сути явления, мастерски вскрывал его природу, но никогда, даже намеком, не указывал пути решения, оставляя его на долю читателей. Откровенно говоря, в некоторых нюансах его характера я так окончательно и не разобрался.

Получилось, что нам, занимаясь приблизительно одинаковыми проблемами, пришлось не только часто встречаться, но помогать друг другу, делиться информацией и впечатлениями. В конечном итоге это привело если и не к дружбе, то к взаимной симпатии и доверию.

Несмотря на замкнутость, его подчас вдруг словно прорывало, и тогда он пускался в длинные разговоры «за жизнь». Вот в один из таких моментов я и услышал о перипетиях его приятеля, частного детектива Фрэнка Грега. Впоследствии эти-то откровения и легли в основу моего романа «Когда засмеется сфинкс».

можно выгуливать щенка йорка
Собираемся покупать щенка йорка. Где-то в интернете читала, что до полугода не желательно выгуливать щенка на улице. Так это или нет и с какого возраста его можно выгуливать?

П.С. Собаководчики, как решаете проблему л

Минуло несколько лет, и я вновь встретился с моим иностранным коллегой. Он почти не изменился, разве еще больше ушел в себя, слегка обрюзг и по

Источник

Год черной собаки

Герои романа — врач, детектив и физик - отправляются на поиски документов, в которых содержатся сведения об открытиях в области энергетики и генной инженерии. После ряда приключений они находят материалы и аппаратуру и убеждаются в действительности изобретений. Понимая, что в капиталистическом мире эти открытия могут быть использованы во вред человечеству, после размышлений и колебаний они решают передать их в ЮНЕСКО. Драматические события мешают осуществлению этих намерений.

Читал лет двадцать пять назад (пипец какой Я уже старый!!)так вот-для своего времени очень даже приключенческий сюжет.Рекомендую.

Все книги потрясающие! Автор создала таких разносторонних и живых героев. Столько загадок, интриг. В этих книгах не все герои получают счастливый финал, какими бы хорошими они ни были. Хотя «хороших» там очень мало.

А какой мир Монинг нам подарила! Тёмный, порочный, временами козалось, что просвета нет и не предвидится. Но вроде все более менее устаканилось, главные герои определились с приоритетами, но...

...единственное, что меня раздражает- это открытая концовка, СНОВА! Года 3 назад я прочла 5 книг и думала, что это конец. А потом вышла книга о Дэни, позже ещё одна и ещё. Я не читала, ждала, когда же уже серию закончат. В итоге, перевели Песнь Лихорадки, я на крыльях счастья перечитала всю серию сначала и что я вижу в 9 книге. Все тоже самое! Хотя вроде про Мак и Бэрронса все ясно, но как по мне остаётся ещё куча нерешенных вопросов. Которые видимо будут раскрываться в серии о Дэни. Ощущение, что этой эпопее не будет конца. Я обожаю Манинг с ее Горцами и Лихорадкой, но когда столько приходится ждать, а потом твои ожидания не оправдываются- это облом, я вам скажу.

Ну как-то средненько, прочитал и забыл. Прочитала второе произведение госпожи Крымовой и удивляюсь, как с бухты-барахты неизвестного автора с

Источник